О ПРОЕКТЕ ШЭфТ     НОВОСТИ     МЕДИА. ИНСАЙД     ТЕКСТ: KNOW HOW     КОРП. МЕДИА     КОЛУМНИСТИКА     ВИДЕО. ШЭфТ     МЕДИА. ФОРСАЙТ     КОНТАКТЫ  

От рынды не спрячешься

Прекрасное вождям не чуждо. Видимо, именно мимо слова «рында» не смог пройти Владимир Путин. Слово «рында» выглядит эвфемизмом – приличным заменителем неприличного выражения. И именно на этот эвфемистический оттенок прямо указывает контекст премьерского ответа блоггеру-дачнику: премьер говорит, что блоггер может «получить» рынду у губернатора.

То-то, сказывают, блоггер и не хочет теперь выходить на связь. Чтобы не получить рынды от губернатора.

«Рында» явно предложена как эвфемизм того слова (ну, вы поняли), которое, в свою очередь, является якобы приличным заменителем третьего слова – совсем уж матерного, бранного. Так что «рында» – это окказиональный (ситуативный, «по случаю») эвфемизм второго уровня. Вот какой у нас премьер.

При коммунистах, когда были пожарные машины и занимательная филология, вышла книга Льва Успенского «Слово о словах» (изд. «Молодая гвардия», 1957; в интернете здесь). Там даже отдельная главка так и называется: «За что бьют рынду». Успенский указывает, что выражение «рынду бей!» русские моряки переняли у английских, которые кричали «ring the bell!». То есть, строго говоря, референта (поименованной вещи, объекта или понятия) у слова «рында» в природе просто нет. Некого бить. И эта «безреферентность», в общем-то, тоже роднит «рынду» с матерными словами. Какое хорошее, сочное слово! Хотя и произошло от английской, а не от немецкой фразы, о чем Путину, видимо, не доложили (есть старое русское значение «телохранитель», но его не помнят).

Понятно, почему блоггер затаился. Послание Путина интерпретируют сейчас все, кому не лень, но никто так и не сказал: обещание или повеление? Рында просто обещана от царских щедрот или все же надо незамедлительно явиться (полУчите или получИте?? А никто и не знает. Это все – тайны власти.

Вообще, в путинском ответе столько потайных смыслов! Есть вроде официальное послание: мол, власть, конечно, несет ответственность за пожары, но и события неординарные. Однако прямое содержание этого послания одновременно является формой для других, вторичных смыслов. Типичная структура социального мифа в понимании Барта.

Мы узнаем, в частности, что Путин не в Сочи, а вместе с нами глотает дым. Возможно, даже отказался от воздухоочистительных систем. Нашлись интерпретаторы, которые между вот этих строк: «Если бы зарабатывали писательским трудом, могли бы жить, как и любимый писатель В.И. Ленина – А.М. Горький, – на Капри. Однако и там Вы не могли бы чувствовать себя в безопасности…» – угадывают угрозу, типа «у нас длинные руки».

Еще говорят, что Владимир Путин впервые выступил на поле общения с интернет-тусовкой. То есть на поле Дмитрия Медведева. А ведь еще полгода назад премьер заявлял, что половина размещаемых в интернете материалов – это порнография. Теперь он тоже общается с этой средой, отбив эксклюзив у кремлевской половинки тандема. Почему – тоже можно интерпретировать.

Но я считаю, что ключом к шифру является слово «рында».

Возможно, изначально вся история была затеяна для демонстрации «человеческой» реакции премьера. Это понадобилось после напряженных личных стычек с погорельцами, где народ – в основном, голосистые женщины – стоял впритык и не лебезил, а гневно требовал и даже обличал: не попавшие на ТВ кадры обошли интернет. В таком прямом общении с пострадавшими выгодных «человеческих» реакций не добудешь. Это ж почти как с вдовами моряков «Курска» – неприятные воспоминания первых лет. Сейчас вроде и идти в народ надо, и допускать выплеска неуправляемых эмоций нельзя.

И вот, озарение – отреагировать дистанционно-заочно, то есть управляемо, на какой-нибудь интернетный крик погорельческой души. Никаких рисков. Видимо, для того и была организована двухходовка: «Эхо Москвы» подбирает блоггерский пост посочней, премьер реагирует как бы на понятном для интернета языке, по-человечески, снисходя даже до «литературных» талантов блоггера. Заодно и модернизация (Путин и интернет). А тут еще такая удача: рында, откуда ни возьмись. Получилось еще и чувство юмора продемонстрировать. Хотя некоторые сочли контекст не таким уж пригодным для ёрничества, но эти «некоторые» всегда всем недовольны.

Вообще, поскольку собственно политических акций в стране не производится, то наибольшую пищу для аналитиков дают как раз акции художественные. Выезд байкеров, кормление лосят, теперь вот «отстройка» от лихих 90-х с обещанием рынды – здесь есть, что интерпретировать. Эти интерпретации и замещают политическую жизнь в единственной среде со свободными реакциями, где эта политическая жизнь была бы возможна, – в интернете.

…Отдав должное герменевтическим изысканиям в сфере путиноведения, не могу не удержаться от своей личной «рынды». Когда-то давно меня осенило, что грибоедовская фраза «И дым отечества нам сладок и приятен» связана с одним из древнейших человеческих рефлексов. В самом деле, почему дым приятен? Он ведь знак опасности. Это да, но слабый запах дыма – это первое, что ощущал охотник, подходя к родному стойбищу. Отсюда приятность ощущения, которая закрепилась чуть ли не как условный рефлекс. Много дыма – это еще животный страх пожара. Немного дыма – это уже первочеловеческое чувство близости родной стоянки. Приятность слабого дыма – доступное каждому личное, инстинктивное, но и историческое свидетельство той поры, когда человек отделился от животного мира и приручил огонь. Чувству этой приятности от вдыхания слабого дымка – не меньше ста тысяч лет. Других свидетельств такой древности о культурных переживаниях человека у нас нет.

О приятном дыме отечества говорили Гомер, Овидий, римская поговорка Dulcis fumus patriae («Сладок дым отечества»), Державин, Грибоедов, Тютчев, я вот тоже… Хотя сейчас, наверное, сложновато припомнить этот вкусный дымок. Для этого нужен свежий воздух первобытного леса.

Такое вот изыскание. И теперь по стотысячелетнему чувству приятности родного очага нанесен такой удар. Что курил автор? – спросят по традиции интернет-общения некоторые читатели. Последние несколько дней – то же, что и все: торф подмосковных сортов 70-летней выдержки.
 
05.08.2010
Андрей Мирошниченко
Оригинал на портале Slon.ru

« возврат в ленту

Андрей МирошниченкоЗдравствуйте, я Андрей Мирошниченко. Это мой проект: Школа эффективного текста "Медиа". Я провожу исследования, консультации, семинары по старым, новым и корпоративным медиа. Читать дальше...
НОВОСТИ ШЭфТ
Вместо копипаста
» "...Мне кажется, прежде всего Яковлеву не хватило жесткости и воли реализовать свой изначальный замысел до конца. Возможно, он был поставлен в настолько идеальную с точки зрения финансов ситуацию, что это его расслабляло."
Новый вице-президент медиагруппы ЖV Ксения Соколова о "Снобе" в интервью Глебу Мореву на OpenSpace.
» "...Блогеры, социальные сети - на мой взгляд, все это сопоставимо с традиционной медициной, когда, не получая качественной помощи, мы бежим к колдунам, знахарям, пытаясь найти рецепты. Впрочем, хороший колдун имеет больше пациентов, но вы уверены, что этот колдун точно и адекватно представляет себе качественное лечение? То же самое и в современных блогах. Я внимательно смотрю за развитием блогосферы, но будем откровенны, что никакого качественного контента в этих блогах мы не видим". Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности России Константин Симонов.
» – Вернемся к Ломоносову. Если бы он сейчас пришел из Архангельска, он бы поступил на журфак МГУ?
– Он бы точно не поступил. Потому что когда он пришел с обозом в Москву, уровень подготовки у него был очень невысокий. И если бы его тестировали, он бы не сдал ЕГЭ.
Декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова, из интервью "Новым известиям".
» "Условием выживания для традиционных СМИ станет участие в социальных играх, в мероприятиях, которые ассоциируются с медийными брэндами. Те, кто будет вне этого процесса, в конце концов потеряют бизнес." Очень трезвые оценки и верные намерения в интервью нового CEO Playboy Скотта Фландерса о выживании прессы: "Преимущество традиционных СМИ - ограниченность ресурсов".

 
Поиск на сайте
 
ШЭфТ